mmajorov (mmajorov) wrote in odin_moy_den,
mmajorov
mmajorov
odin_moy_den

Categories:

Один мой день путешествий по Украине, 25 сентября 2011 года.

Заметки русского ценителя деревни
42 фотографии.

Добрый вечер или день, уважаемые читатели данного сообщества или других!   
Меня зовут Михаил Майоров, а ник – mmajorov.  Живу я в северной столице РФ,  то есть в Санкт-Петербурге. Мне 42 года. Работаю в финансовой сфере. 
Долго раздумывал над вопросом относительной скромности (а скромность – это лучший путь в неизвестность!), что, ежели кратко, вылилось в банальный вопрос «Публиковаться или не публиковаться?». Перевесило первое, что можно также назвать карликовой решительностью, но,  культурнее  говоря, публикацией.
Знаете, иногда  значимый «один день» из своей жизни фиксируется личным сознанием вовсе не сразу, а по прошествии какого-то времени. Так было и со мной. В сентябре минувшего года,





как и в позапрошлом сентябре и в тех же датах, я поехал на Украину, где за неделю успеваю посетить четыре главных для себя места: Чернигов, две деревни детства и Киев. Событий и встреч за столь небольшое количество дней было с избытком. Выпито было тоже не мало, так как не пить с теми, кого помнишь с 1979 года – это преступление. Шучу, но умеренно. Просто Радость в такие моменты настолько искренне бьет своим широким фонтаном счастья, что отводить руку от стопки – это…не то это в общем. Думаю, Вы меня прекрасно понимаете.
Небольшое, но необходимое лирическое отступление, которое поможет понять Вам, что такое не только «один день», но еще и полная свобода в сознании бесконечно долго женатого мужчины в начале пятого десятка лет.  Я – хороший семьянин (без ложной...), я вовсе не ратую за отдых без своих девочек (жены и дочери), но раз в году оказаться в местах своего детства (тоже, кстати, не столь отдаленных :)) ) – это вовсе не зазорно сделать. И сделать именно что в одиночку, не отрываясь на полагающуюся в противном случае заботу о своих ближних, не способных сопараллельно и на полную катушку чувствовать то, что меня от одного лишь своего внешнего вида (сельских домов и природы) моментально всколыхивает всего внутри. Свои триста пятьдесят с чем-то дней, в том числе и совместно отпускных, я с семьей провожу, а потому за эту неделю полноценной свободы и ныряния в себя отдать можно многое. Это – круто, честное слово. Брак - это философская штука. :) Мужики мой эгоизм на неделю  - поймут, а женщины - да не осудят. :)))
Этот самый запоминаемый мой день начался в Чернигове, где я проснулся после второй ночи пребывания в доме кума Вовы.
1. Утренняя побудка. Мой кум  - отец Владимир.

Владимир, как, быть может, Вы смогли догадаться, Батюшка. И это – несмотря на свой относительно юный возраст – четвертачок. Вот и сегодня (в этот день, 25 сентября) кум собирался ехать на службу, что расположена почти в полутора сотнях километров от места нашего пробуждения, под Нежиным. См. карту (путь из пункта 1 в пункт 2)."Чуть-чуть за Нежин" - это полсотни км, но на карту они не влзели, что вовсе не критично. Направление из без того понятно.
2. Карта путешествий "Одного моего дня"
Чтобы успеть к восьми часам воскресной службы, нам пришлось встать аж в пять утра! Учитывая, что легли мы в час ночи, подобная побудка была кощунственной, но также была жесткой необходимостью. Быстро и кое-как поснедали (поели), после чего в половину шестого утра рванули из Чернигова. Конец сентября – это уже темень в столь раннее время. И почти полтора часа мы взрезали темноту и пустоту на трассах дальним светом скромной «девятки» отца Владимира.
3. Туман в полях Самостийной
Уже проехав Нежин, откуда я через несколько часов, но уже после службы кума , планировал поехать электричкой до Киева (а оттуда на деревни под Овручем промчаться на автобусных экспрессах еще двести вёрст), мы застали рассвет. Это было прекрасное зрелище. Благо, что мы шли с опережением графика, а потому уже и перед самым селом с неправильно переведенным мною названием Парфеновка (на самом деле Парафиевка)
4. Табличка для будущей церкви

мы успели зафиксировать туман не только над лесом, но и над водой.
5. Рассвет в своей последней стадии.
Затем возле своей церкви Владимир стал доставать всё необходимое и привезенное, что он двумя днями ранее купил в Киеве. А я же, более любящий снимать, чем сам бывать в кадре, достал фотик снова. И надолго.
6. Выгрузка инвентаря и всего необходимого.

Несколько человек уже пришли в церковь, располагавшуюся в обычном сельском доме, но вскоре планирующуюся замениться новым зданием, относительно небольшим, но уже с соблюдением всей классической церковной геометрии, то есть с куполом и крестом. А пока же…
7. Первый кадр в старой церквушке

Пока же я, получив благославление на съемку из уст своего кума, начал настраивать свой фотоаппарат в ручном режиме. Отец Владимир переоделся и стал готовиться к службе, запустив меня впервые туда, где я никогда прежде не оказывался – в приделе, куда, кроме священника, заходить может  только пономарь.
8. Кадр "секретно-кладового" места.
Кум объяснил мне, где и с какой стороны я могу ходить, а где – нет. Я сел скромно на стул, снял вспышку и стал следить за дальнейшими действиями своего любимого «оборотня в рясе», как я шутливо зову Владимира, изобличающего меня порою в грешках. Но сразу скажу, что я, хоть и много раз уже задумывался, но ни разу еще на исповедь пойти не решался. И это - не трусость. Или - не только трусость. :) В куме мне не хватает странной способности понять дебри моих интеллектуальных заумностей, в ловушки которых я уже давно попал. И в этом я ему успел признаться.
9. Ожидание службы (дальний план)

10. Последние приготовления перед службой.

Около двух часов следил я и периодически нажимал на спусковой затвор своего Никона, но выйти в общий зал не решился, дабы не пугать или не смущать прихожан. Их, как позже выяснилось, был максимум - все 8 человек.
11. Служба. На заднем плане - силуэт пономаря.

Наконец служба была закончена и отец Владимир дал мне чашку со слегка разбавленным кагором.
12. Наконец-таки в кадре появляюсь я. Утром я не побрился (от лености). :)

Так как завтрак мой был чисто символическим, а сам священник вообще не ел, то через несколько минут я почувствовал легкое и приятное головокружение в захмелевшей голове. Но оно очень быстро выветрилось.
Выйдя из придела, я успел снять переодевающегося батюшку, после чего охотно внес свое скромное пожертвование в местную церковь, а уже после  стал интересоваться у кума дальнейшими планами и графиками электричек из Нежина, до которого надо было в обратном направлении проехать еще полсотни километров.
13. Икона Николая Чудотворца и мой кум.

А уже потом мы с Батей, как я его сокращенно величаю, должны были расстаться на четыре дня, прежде чем я не приехал за два дня до отлета в Киев, куда и его сумел заагитировать приехать ко мне в отель «Украина», предоплаченный мною еще в Питере. Так оно потом и было, но это - уже совсем иная история (день).
Вовка сказал, что еще полчаса надо ему для того, чтобы полностью свернуться, после чего меня можно было везти в Нежин. Я не торопился, так как часы только-только приближались к отметке 11. Много мне еще предстояло проехать в этот день, более 300 км, но и времени хватало, чтобы успеть на…на день рождения старшего брата Владимира –Мишки, которому исполнялось сегодня ровно тридцать лет. Но самое главное заключалось в том, что сам виновник юбилея о моем приезде ничего не знал, в отличие от всех своих родственников. Зато матери и среднему брату -Толе Владимир загодя сообщил по телефону, что вечером я приеду, а потому надо подготовить мне гостевую комнату, в которой  с годами я стал обожать просыпаться.  Простая штукатурка на потолке и стенах, два разбирающихся одноместных дивана по бокам, но розовый свет, образующийся из-за таких же занавесок – всё это однажды накрыло меня осознанием, что счастье – это же так просто! В общем, все меня ждали к вечеру, кроме тезки.
Владимир призвал меня не торопиться с отъездом на Киев, а предложил проехать пять километров с ним, но в обратную сторону, где, по его словам, находился приятный глазу парк. Я удивился, хмыкнул, но согласился, ибо понимал, что нельзя убегать от возможности увидеть в этом огромном мире что-либо новое, неизвестное. Я ведь и не спешил особо.
Мы вскоре выехали и оказались в … Качановке! Теперь-то я знаю, какое это красивое и живописное место, вызывающее ассоциации с парками в пригородах Петербурга (Пушкин, Павловск), но никак мною не представляемое заранее. Я-то думал, что мы окажемся в так себе – провинциальном заповедничке. Ан нет!  Красивейший парк, усадьба-музей, масса фамилий, кто там был в позапрошлом и прошлом веках (Тарас Шевченко, Николай Гоголь, Марко Вовчок, Василий Штернберг, Илья Репин, Николай Костомаров, Панталеймон Кулиш, Виктор Забила, Михаил Максимович и многие другие). Справочно: Сегодня заповеднику принадлежит 443 га площади парка, 125 га занимают озера и пруды. «Качановка» сочетает регулярную и ландшафтную планировки. Это один из наибольших заповедников Украины.
В общем я был безумно приятно удивлен, хотя поначалу не догадался, куда попал. Заехав без оплаты входных билетов прямо за шлагбаум (Владимир честно сказал охраннику, что едет в гости к коллеге по цеху, то есть к знакомому священнику, с кем просвещает народные массы в  ближайшем соседстве), мы поначалу пошли к храму.
14. Первые шаги в, казалось бы, сторону простой церкви.

Однако, увы, там шло венчание, и мы вынуждены были развернуться в другую сторону. Но я уже успел что-то почувствовать и удивиться более близкому рассмотрению здания.
15. Начало моих удивлений.


Повернули на сто восемьдесят градусов и через пять минут оказались возле самого основного здания. Когда я увидел эту панораму, я и крякнул в первый раз.
16. Пришлось выбирать между четкостью кума и заднего плана. Я выбрал второе. :)
17. Но тут же я захотел отдельного, более правильного снимка достопримечательности.

Также без каких-либо приобретенных в кассах билетов, что полагалось делать всем сюда приехавшим,  мы попали внутрь двухэтажного дома, где, как и встречается в музеях, сидело много-много тетенек, охраняющих и бдящих. Но не особо строгих. :)
18. Лесенка на второй этаж. Я пока еще не понимал, что музей - полноценный.
Однако, музей оказался настоящим. Но вот тетеньки, контролирующие поляну сидели через комнату, чем я не преминул тут же воспользоваться, начав хвататься за экспонаты и прочее.
19. Почему-то мне вспомнился наш великий баснописец Крылов. :)

Моё внимание привлек, как я его назвал, графоманский стол, за которым Тарас Григорьевич сделал набросок своей картины «Катерина», а потом ее и нарисовал.
20. Общий вид заинтересовавшего меня столика.
21. Увеличиваем основной узловой лист.


22. И финал  - картина руки Тараса Григорьевича Шевченко. "Катерина"

Вскоре мы вышли на балкон, где открывался прекрасный вид. Ощущение было, будто облака плывут прямо над моей головой. А ведь мы были вовсе не в горах, а на нашей с украинцами общей какой-то там равнине-плите (тектонической).
23. Снова я решил запечатлеться для истории. Национальный флаг любимой Украины не отпугнул моего внимания, и я попросил кума обязательно включить желто-синий стяг в кадр.

24. Тут же я оказал ответную балконную любезность, сняв кума. Но поменял направление на 90 градусов.

Я не скупился на объем флэш-карты фотоаппарата, попав под очарование местных видов и пейзажа в целом. Погода была то что надо, и грех было всё это не запечатлеть. И когда мы вышли на улицу, я не мог остановиться от съемки.
25. Статуя на статуе. Не ожидал я такой концентрации в такой глухомани...
26. Следующий снимок, если бы его перевести маслом на холст, как мне кажется, можно смело перепутать эпохой. Кум получился таковым, будто бы его зафиксировали в конце века 19-го. :))) Ничто не указывает на принадлежность кадра к 21-му столетию. Кроме знания о том, что это - фотография.

27.Мы спустились вниз, и я увидел  еще один потенциально нестандартный, а потому интересный ракурс, где упор делается на относительно незаметную дорожку, петляющую и ведущую к дому-усадьбе.

60 минут пролетели незаметно, и пора уже было начинать собираться в путь-дорогу. Часы, как сейчас помню, показывали 12.25, когда Владимир достал телефон и решил поздравить своего старшего брата с Днюхой. Я на всякий случай поднес свой указательный палец правой руки к губам, мол, молчи, не говори, что я вообще есть. Но кум сам всё знал, а после пятиминутного разговора с героем дня сообщил мне, что дома Мишке решили устроить розыгрыш, сообщив, что именно он – Владимир – вечером экспромтом приедет в село. Мишель на том конце провода тоже не стал препятствовать розыгрышу и не спросил своего меньшого о том, будет ли тот на вечернем банкете. Но, как объяснил мне далее святой отец, мама и Толик были оповещены о моем, а не Вовином приезде, но также хранили завесу тайны. Детские, конечно, забавы и алгоритмы, но в этот день я не хотел жить сложно. Так, как обычно и живу. А зачем? И почему бы и не упростить что-то в обычных своих схемах-графиках? Я от души улыбался, слушая, как плетутся добрые интриги.
Стартовали. Вовка как-то грустно вздохнул, что брата не увидит в такой день, и я спросил «А что мешает?».  Кум ответил, попутно разрисовав мне свой рабочий график, из коего следовало, что следующая его служба в Парафиевке должна состояться через …44 часа, то есть через два дня! И при этом Вовка не планировал ехать назад в Чернигов, ибо лишние туда-сюда триста километров – это существенный удар по скромному бюджету священника и его семьи. Я опешил! Причина – только лишь в фуэле? То есть в топливе? Но ведь газ, на котором работала «девятка» кума – это не билеты на самолет, это – копейки. Поехали вместе – вот как звучал мой моментальный призыв. Но я тут же перевел рацуху в плоскость конкретных гривней, а уже затем – рублей. Выяснилось , что до Можаров – села, где они жили, - проехать из данного места предстояло 350 верст, а потом – столько же назад.  Семьсот километров, полторы тысячи рублей. Я улыбнулся, почувствовав, что у меня образуется прекрасная возможность-шанс по агитации и подкупу святого человека деньгами. Только вот цель-то была самой, что говорится, благородной – брата в юбилей лично увидеть и облобызать. Как стервятник, привыкший к всемогуществу общеуниверсального пресса, накинулся я на своего скромного сотоварища...  И кум не смог устоять против моего сильнейшего напора, тут же подкрепленного наглым и чуток бестактным вытаскиванием из лопатника четырех сотен гривен. В принципе, Вовка был еще мальчишкой, несмотря на свою фактурную внешность. И этот мальчишка сумел в итоге принять единственно правильное (в моем стервятничьем видении) решение и, махнув рукой, сказать «А поехали!». Я испытал что-то очень светлое и чистое в душе, что невозможно измерить никакими фантиками (денежными знаками) и прочими корыстными соображениями. Деньги порой помогают творить добро. В сегодняшнем случае - маленькое-маленькое.
До «быстрой» дороги, где можно было не бояться ухабов и населенных пунктов, а мчать с ветерком, ехать предстояло около сорока с гаком километров. Мы были с кумом оба воодушевлены, а я придумал на опережение вечернюю сценку, когда бы вошедший в хату брата Владимир попросил того помочь ему принести из машины мешок. А вот тогда бы из-под мешка и образовался Мишка Майоров, то есть я.  Сценарий быстро одобрили, ибо изголиться тут было сложно.
Первый десяток километров остался позади, как неожиданно кум затормозил. Причина сего действия открылась в следующую секунду. На лавочке возле автобусной остановки сидел некто отец Вадим, которого мой Владимир тут же взял на борт, собираясь подбросить до Нежина. Первый же беглый взор на лицо священника зародил во мне смутное ощущение, что мы очень в тему остановились. Сняв шапку, новый пассажир облегченно и радостно вздохнул, заметив, что так приятно после крупного города провести службу в деревне. Ибо насколько же здесь не только проще, но и чище. Подобное откровение заставило меня еще пристальнее всмотреться в новый персонаж.
Как я не пожалел, что увидел истинно верующие глаза! Сколько мудрости, кротости, нежности и света была в глазах отца Вадима! Я, отбросив все вводные, начатые Вовой («Это – мой кум из Питера»), тут же ломанулся в важную тему, беспокоившую меня уже много лет. В те самые ловушки интеллекта. Я не ошибся. Передо мной было не только высоко духовное лицо, но еще и умный и продвинутый собеседник. Двадцать минут и километров пролетели незаметно, и мне было искренне жаль, что наши пути расходятся. Ведь я увидел чуть ли не впервые живой образец того священника, которому бы мог исповедаться. Впервые… Я не стал играть в стеснительность и прямо попросил у обоих священников разрешения их снять на камеру.
28. Быть может, я и ошибаюсь, но глаза отца Вадима - это такая бездна добра и кротости!
Отец Вадим вышел, а мы помчались дальше. Тут же началась и скоростная дорога, на которой мальчишка в душе, ставший так рано священником, рванул на своей старушке Медоуз со скоростью под 160 км/час. Не раз я призывал друга и кума сбросить обороты, что его веселило и улыбало. А поля вокруг дороги будили жажду этой самой скорости и привключений! Вид был простой, но цепляющий за душу, уже начавшую во мне медленно отогреваться после родного и любимого Питера.
За три с лишним года до нашего сегодняшнего маршброска я уже ехал в родной Овручский район через городишечко Остер, расположенный посередке между Черниговом и Киевом. Запомнилось мне это срезание углов и расстояния тем, что путь пролегал мимо танковых учебных частей, где на каждом углу стоял прикольный дорожный знак, состоящий из треугольника с красными границами и танка внутри. То есть выходило, что «Уступи дорогу танку»! И эти знаки никуда не делись до сих пор.
29. Очень опасно - пытаться не уступить дорогу такому транспортному средству.

Но до этого кум успел обратить моё внимание на «дембельский поезд», который я не поленился запечатлеть также.
30. Из-за тени (и солнца) я не сразу догадался, что там скрывается за деревцом.
31. Пришлось подойти поближе и удивиться более натурально и фотографично. :)

Скашивая угол и под самим Киевом (см. карту), мы проскочили мимо Вышгорода и срочно и синхронно заскулили по еде. Как назло сразу после Киева в этом направлении нам не попалось ни одного кафе. А в животе уже бурлила революция утончившихся стенок желудков двух голодных мужиков. Если бы не дальнейшее сокращение пути, мы бы были более-менее спокойны. Но каждый из нас знал, что мы поедем через залезание в Чернобыльскую зону, где на пути предстоит преодолеть два шлагбаума с паспортным контролем. Дело в том, что проезжать этой дорогой могут только люди, живущие в 3--ей или 4-ой зонах, то есть в тех зонах, откуда не предусмотрена в прошлом была эвакуация. До моего родного села, где я отдыхал после второго класса и вплоть до десятого каждое лето, от Чернобыля было сто десять километров, а до села кума – на восемь верст больше. Но паспорт достаточно было показать хоть одному пассажиру транспортного средства, а следующих с ним автоматически пропускали бравые ребятки в военной форме. Удаление от Киева и приближение к этому самому разряженному и свободному от интенсивного движения участку с каждым пройденным километром уменьшало наши шансы на устранение голода капитально.  Потому-то в итоге  и пришлось мне пойти на крайние меры – зайти в продуктовый магазин, где и купить нарезной батон, плавленый сыр, литр томатного сока, а также попросить любезную продавщицу нарезать чуть более полукилограмма ветчинной колбасы. Не теряя времени, продолжив гонку, я на ходу накладывал сырно-колбасные бутерброды и по очередно давал их то Вове, то себе, также распределяя и один на двоих пакет с соком. Через четверть часа мы поняли, что спасены, заморив своих червячков.
Вскоре, успешно пройдя первый из двух пунктов проверки документов, я предложил Владимиру остановиться, чтобы я мог зафиксировать места чернобыльской зоны, где чуть более четверти века назад еще кипела жизнь. Вот эти кадры.  
32. Нам нужен Овруч, но надпись "Чорнобиль" заставила содрогнуться.
 
33. В зоне.

34. Вид дома деревянного.

35.  Природа уже начала скрывать следы былого человеческого проживания.

36. Тишина вокруг просто шокировала. Словно бы попал  в фильм "Сталкер". Благо, что была очень хорошая и теплая погода, а иначе бы было сложно все это переварить и осмыслить.

37. Последний печальный кадр. Достаточно.

Грустно. Даже очень.
Но надо было продолжать путь, ведь уже шел пятый час, а до дома предстояло преодолеть еще около сотни.
В Овруче, от которого до финиша оставалось всего ничего – 25 км, мы купили торт, пополнились газом для машины, а также я купил себе пополняющую баланс карту Киевстара, так как после двух дней в селе братанов еще два дня планировал быть в селе своего детства, а в деревнях купить пооплняющие карты было не гарантировано и маловероятно. Мы поехали и вышли на финишную прямую.
Примерно в это самое время нам синхронно позвонили родственники. Толик , средний брат, звонил мне, справляясь, надо ли меня где-либо подбирать. От Вовы он уже знал, что я свалюсь сюрпризом. Но Анатолий не знал, что едет и сам Вова. И я не выдал тайны. А куму тут же позвонила жинка Татьяна, коей он с залихватством и озорством в голосе поведал, что едет в свое родное село. Я радостно слушал, как положительные эмоции передаются по беспроводной связи. Прогресс был временно оправдан в моем сознании. :)
Когда мы наконец остановились перед домом юбиляра, то я, как и было задумано, остался, прикрывшись пустым мешком, лежать на заднем сиденье, а святой отец пошел в дом.  Дальнейшее я привожу со слов кума, который вошел в дом брата. 
Сам герой дня – мой тезка – был абсолютно подготовлен к тому, что вечером приедет меньшой брат. Но ни мама их, ни Толик его не ждали, а потому первой их мыслью было, что что-то случилось, а я так и не приехал. Но кум успел опередить вопросы родственников и попросил Мишку помочь ему что-то принести из машины. Остальные стали догадываться, что ждет именинника там. Через минуту перед всеобщими очами предстал и я. Розыгрыш был незамысловатый, но какой-то чрезвычайно добрый что ли.  Обнимашки, целовашки, тут же - рюмашки... :)
38. Я - спиной. Слева направо: Назарка с губами, тесть Мишки, Таня (жена), мама (Надежда), Толик (средний брат) и сам юбиляр - Мишка. И, конечно, же живописная картинка типового ужина в украинской глуши. :)

Пошли полагающиеся в таких случаях слова и  эмоции, после чего банкет был продолжен, выйдя на новый уровень и обретя второе дыхание.
Я, как и Владимир, был готов к поглощению качественной пищи. Но зверский голод не успел нас второй раз за день забыть о том, что мы - это звучит так гордо... :) Когда я смотрю на эти кадры, то готов полностью подписаться под опытами нашего профессора Павлова, экспериментировавшего на собаках, но в отношении обильного слюновыделения могущего применить свои теории и на мужиках.  
Мишкины дети – Назар и  Василий – заметно выросли, что я сразу же заметил, а Татьяна – жена Михаила – наоборот, не изменилась.
39. Васька, Таня и Назар.

В общем, уважаемые, дальнейший вечер был незамысловат, ибо состоял уже из самых простых и в то же самое время надежнейших компонентов – самогона, качественной еды, задушевных и простых разговоров, да и просто человеческого тепла. в этом плане альтернативы нашему славянскому духу и правилам я в мире почти не встречал.
40. Кум перехватил у меня фотик и заснял двух братьев и меня (своего кума). А мне уже становилось хорошо. :)
41. Но я не остался в долгу и решил парировать удар многозначительным портретом, сделанным в самый удобный момент, когда стопку ставить на стол уже нельзя, а подниматься - никому не охота.

Кончилось все через часа три, после чего меня повезли в дом мамы всех братьев –Надежды, где я так и полюбил с годами просыпаться в розовой комнате. Снимок есть у меня в одном из альбомов, но раз речь идет об одном конкретном дне, то я счел некорректным- включать сюда ссылку или сам кадр.
Насыщенный день, смена нескольких мест, маршброски в 150 и затем в 350 километров,  красивейший заповедник Украины, показанный   мне как бы случайно, но самое главное – люди! – как же это не могло мне не запомниться и не стать в итоге одним из самых светлых дней в уже ушедшем 2011 году? Вот только понял я это чуть позднее.
42. Счастье Майорыча (Майорыч - это я так сам себя называю). Или же так: два Мишки. Но у меня Счастье (бутылка) - больше! Я победил! Ура!!! :)

Смотря на фотографии того дня, я расплываюсь в улыбке, добрею как-то странно и непривычно и снова хочу в страну своего светлого детства- Украину, где бегал босоногим мальчишкой, нисколько не подозревая, что потом, став взрослым, тянуть меня будет всё реже в Европу и мир, но всё чаще – в деревни, где будто бы осталась частичка меня, которая с годами только лишь всё настойчивее требует хоть на неделю в году сбросить все свои мещанские и профессиональные маски и не болтать о значимом, но всё-таки псевдоважном, а по-простецки обнимать тех, кто тебя всегда ждет и искренне рад, вне зависимости от всех моих регалий и возможностей, смотря в душу и мысли, а не в статусы и рейтинги. 
До новых встреч, моя Украина!

И Читатели тоже - до новых встреч! Спасибо за внимание. :)


Tags: 2012, 36-45, Украина, Чернигов, мужчина, путешествие
Subscribe

promo odin_moy_den октябрь 2, 2012 09:34 1062
Buy for 300 tokens
Сообщество odin_moy_den было создано 21 декабря 2008 года как проект, направленный на созидание и развитие взаимопонимания в обществе самых разных людей. Всем интересно подсмотреть, как живут люди вокруг, найти для себя что-то новое, познакомиться с хорошими людьми, и сообщество…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →