Hmelnickiy (stef_like) wrote in odin_moy_den,
Hmelnickiy
stef_like
odin_moy_den

Один день из настоящих приключений по Европе: от Гибралтара до Марокко. 4 октября, 2015


Э, здрасте! Меня зовут Стефан, 23 года. Хочу рассказать, о прошедшем дне, год назад прошедшем, 4 октября.Я тогда бродил по Европе, автостопом от Риги (где я живу) до Марракеша. Короче, в тот день, я бродил, там, где играет русский шансон – в Марбельея, где плачет Сибирь, скучая по своим соотечественникам, где царит фискальный рай - Гибралтаре, где законы «справедливы», где нашли себе приют «лучшие» мира сего и во славу всему этому воздвигнут шедевр Зураба Церетели - «Победа» . Больше абсурда этому месту может добавить лишь рифма из моего детства «Гибралтар-Лабрадор» (Наутилус Помпилиус).

Я приглашаю вас окунутся в мой мир... всего на один день.


01. Я проснулся на песчаном ночном снегу - La Antigua, под звук, бьющихся об берег волн. Было еще темно, часа три ночи. На берегу рыбачили двое. Попытавшись завести диалог и, поняв, что им до меня нет никакого дела,. Я оправился и пошел. Привычный к прогулкам, к шести утра я уже был в Эстепона (всего в 15 км).



02. Я шел по набережной. Загоралась заря – Эстепона. Я помню, много- воды, резвяищейсявшейся у подножья гор и крики чаек, а еще гламурный розовый закат и людей, выходящих ранним утром, то ли уже уставших, то ли совсем – от жизни. Богатые, но не улыбающиеся, бегущие или проходящие, и лица у всех, такие… скучные, и смотрели они так … странно, на человека с большим рюкзаком, умывающего ноги у пляжной душевой – меня.



03. К обеду я добрался до Тарифы, автостопом. Тарифа, названа так в честь первого мавра, вступившего на испанские земли, Тарифа ибн Маллука, отправная точка в Марокко. Купив билет всего за 20 евро: Альхесирас – Танжер Мед, я зашел в бесплатный автобус из порта Тарифы в порт Альхесираса. Единственный белый, блондин, в окружении кареглазых, темнокожих марокканцев. Женщины, обернутые в струящиеся ткани, мужчины, вальяжно расхаживающие вокруг. Одного я запомнил особенно: ярко выбритая бородка с усами вокруг губ, лысый, в темных шароварах ив оранжевых туфлях с заостренными носоами, будто оживший персонаж из тысячи и одной ночи.

В 15.20 паром из Альхесираса покинул европейскую землю, открывая мне неведомый простор. Здесь заканчивается Испания и начинается Марокко.


04. 04. Пересекаю Гибралтар. Белая полоса тумана заслоняет горизонт. Все белое, и даже море. Осознавая себя в этом потоке движения мыслей, людей, парома, моря, облаков, Земли, Галактики и даже Вселенной, уже не понятно, что к чему приближается. Ясно одно - через двадцать минут я ступлю на новую землю.


05. «Там народ поживее, чем европейцы - они знают, что такое жить» - вертелись в голове слова моей недавней подруги украинки, ныне учащейся в Саламанке.


06. За мной осталась скала. В ее подножииье город, тот город подчиняется другой власти другой. Страна британского флага никак не хочет отдать Испании этот клочок земли. Множественные многокилометровые подземные туннели (оставшиеся со времен второй мировой войны), скрыты от глаза постороннего наблюдателя. Сейчас там базируется НАТО.

Гибралтар – символ могущества Британской Империи, замаскированной в «бесплодных клочках» земли, приносящий не малые плоды, одной из сильнейших экономик мира. Финансовый сектор, в том числе оффшорное банковское дело, обеспечивает Гибралтару 20 % ВВП. Доход на душу населения составляет $ 64 478 долларов (по данным 2012 года, население 30 001). Это любопытно, а еще более любопытно, что на Гибралтаре обитают полудикие обезьяны – маготы.

По местному поверью, Гибралтар будет британским до тех пор, пока жива хоть одна обезьяна. В 1942 году (во время Второй мировой войны), после того как популяция сократилась до нескольких особей (всего семь обезьян), премьер-министр Великобритании сэр Уинстон Черчилль распорядился, чтобы их число немедленно было пополнено за счетсчёт лесных маготов из Марокко и Алжира, в связи с этим поверьем. Вот так вот…



08. 16.00 Приплыли. Где-то я читал, а - Вв LONELY PLANET читал, мол, путешественники при этом отныне могут наслаждаться великолепными пейзажами и берберской культурой без всяких проблем. Но без проблем не обошлось…

Густой туман Средиземного моря приковал десятки любопытных взглядов к окнам иллюминаторов. Трепет ожидания охватывал пассажиров парома. Для кого-то это было ожидание долгожданной встречи с родиной, для других предверие нового, другого, мистического мира. Волны накатывали, вынося собой целый материк. На хребте холма арабской вязью вытатуировано - “Welcome to Marocсo”.


09. Африканский материк был огромен и с каждой секундой все увеличивался, угрожая неминуемым столкновением. Люди потянулись к выходу, я за ними. Меня попросили, приставили к стенке, наставив улыбку, и отобрали паспорт. Человечество поделилось для меня на две части - те кто спрашивает, и те кто отвечает.
-Первый раз?.
-Да.
-На долго?
-На неделю.
-Цель?
-Марокко.
-Турист?
-Да.
-Латвия - Европа?
-Европа.
-Проверим.
-(Атлас дать) - хотел сказать я, но воздержался.
-Спасибо, приятного пути - положив улыбку в карман, он вернул мне мой Европейский паспорт.


10. Выйдя, я даже не успел вздохнуть, как меня посадили в автобус, везущий к месту портовой станции Танжер-Мид. Странное, загадочное ощущение не покидало меня: “другой континент - Африка”. В голову лезли бегемоты, жирафы и злополучная Титикака.



11. 11. Только я вышел из дверей станции, как сотня пар темных глаз вцепились в меня разом.
-Такси - кричали арабы. За воротами станции в ряд стояли несколько стареньких, бежевых шестисотых мерседесов. С наглостью пришлось бороться локтями.
Солнце горчило, пришлось съесть шоколадку.



12. Я шел, душный зной Африки и дорожная пыль проникали в легкие. Пустынные холмы и море, перечеркнутое грузовыми кранами, окружали меня. Обогнув автобусную остановку, устремился к панораме, открывающейся на Гибралтарский пролив. Ко мне подкрался один из шестисотых мерседесов, подрезав меня с боку. Выскочив, предложил такси, и виновато убежал в небытие, даже не подав руки.
Ошарашенный Марокко, прихрамывая, я вошел в автобус.

Шесть дирхам - такова была цена за двадцать километров пути. Десять дирхам - одно евро, водитель требовал у меня шестьдесят центов. Я почувствовал себя босяком потому, что “дирхамов” у меня не было.
-Только Евро
-Нет, шесть дирхам - настаивал водитель.

В Европе меня бы попросили сойти и не задерживать пассажиров автобуса, но это была не Европа. “Мерси” - только и успел сказать я, когда незнакомец в длинных мусульманских одеяниях протянул мне билет, забрал свою сдачу и сел на место.
Сквозь дребезжащее окно старого автобуса, я рассматривал пустынные и засушливые земли Африки, дома причудливой угловатой формы, красно-оранжевые холмы, покрытые редкими сухими сорняками. С одной стороны дороги шагали мужчины в джеллабах и женщины в абаях пестрой расцветки. С другой стороны - старушка Европа - всего лишь узкая полоса земли, затесавшиеся между небом и морем.
Время стекало мне в карман, незаметно автобус накрыло городским шумом. Послышалось дребезжание старых моторов, высотные дома решетил солнечный свет. Выходя из автобуса, я обнаружил, что меня ждут и встречают. Марокко - страна, где качество сервиса измеряется в децибелах. Меня опять окружили назойливые таксисты.




14. Обернувшись на крик, я только успел заметить, как из под колес автобуса кто-то быстро выхватывает ребенка. Автобус резко останавливается, в салон залетает разгневанный пассажир - видимо отец, интеллигентно, взяв за грудки водителя, приглашая его подышать свежим воздухом. Вокруг поднялась какая-то сумятица и шум. Среди этого шума, я вертел своей головой, в попытке понять куда идти. Прямо напротив взгромоздился Hilton.


15. Спросив у женщины дорогу до центра, и упомянув, что у меня нету дирхам, меня в очередной раз повергли в шок предложением за меня заплатить. К нам подошла другая женщина, а потом еще и еще одна. Я оказался в окружении четырех восточных женщин, обсуждающих как же мне помочь. Мне предложили поменять валюту и взять такси. Мы сошлись на направлении. Так я держал путь в центр Танжера.


16. Белый свет солнца рассеивался сквозь густую дымку, оно расплывалось, как чернила по бумаге, переставая быть круглым. Голубое небо и земля, покрытые кремниевыми желтыми и белыми красками. Полное отсутствие серого цвета удивляло и радовало. От яркости болели глаза.
Танжер, крупный портовый город, омываемый Атлантическим океаном с запада и Средиземным морем с севера, служит воротами Африки в Европу. Эмигранты всех стран, черного континента, собираются здесь, чтобы попытать свое “Европейское счастье”, пытаясь всяческими способами переплыть Гибралтарский пролив. Неудачники остаются и забирают чужое счастье, но уже по частям. Воры заполнили улицы Танжера, охотники за легкой добычей, а что может быть проще, чем ограбить белого человека.



17. Небольшой «Generation П» по-арабски. Молодая мусульманка в белой абае на фоне храма Мекки с черным храмом божества Каабы, являющимся прародителем Аллаха в мусульманской культуре. И все это реклама какой-то местной телекоммуникационной компании.


18. Немного серости жилых районов Танжера.


19. Я зашел в хостел. Меня приветствовал пожилой метрдотель. Его глаза выдавали искусного портного. Взглядом он снял с меня мерки, прикинул, подрезал и назвал конечную цену. Меня завели в комнату.
-Сто пятьдесят дирхам - за такой вид. А!? - раскрыв занавески, воскликнул он. Тусклый свет проник в клоповник с двумя кроватями - что вы думаете? Вам очень повезло, что вы зашли именно сюда.
-Согласен, но я еще посмотрю.
- Нет, дешевле этого места вам ничего не найти. Я то знаю. Не верите. Я вам покажу. Ну же. Пойдемте - настаивал он, похлопывая меня по плечу



20. Пройдя мимо парочки хостелов, мы зашли в отель. Он поздоровался и в выжидательном жесте облокотился на рецепцию, где стояла обслуга.
-Ну же, спросите! - дерзко бросил он мне. Мерный голос назвал цену: “Двести двадцать дирхам”.
-Ну, как вам? Нравится?! Остаетесь?! - от такого напора я невольно испытал смущение.
Мы вышли из отеля, мне показалось, что спектакль, становится немного пресноватым и скучным, но меня все-таки попросили за него заплатить.
-Десять дирхам - дерзко смотрели на меня его грустные глаза, поджимая то ли плечо к голове, то ли голову к плечу и протягивая правую руку. Требование за неоплаченный счет через пять минут превратилось в жалостливое попрошайничество и занудство Паниковского.
-Ну хотя бы кофе купите. - Я дал ему евро, он исчез


21.Пятьдесят - семьдесят дирхам” - отвечали двое адекватных местных парня, сидящих на скамейке. Такова цена за дешевый пансион в Медине - старом городе Танжера. Манера их разговора, расслабленность и отсутствие желания, что-нибудь выманить у “белого туриста”, наводила меня на мысль о совершенно другом образе Марокко.

 По одной стороне променада, море с верблюдами, лежащими на пляже, по другой - обшарпанные многоэтажные здания. По углам, стояли торговцы с корзинкой жвачки и всякой дребеденью, обернутой в цветной целлофан. Под ногами грязь и мусор.


22. “Хола” весело кричали прохожие группы арабов, указывая на меня пальцем. Меня провожали взглядами, окликали, приглашали в рестораны и кафе. Войдя в Медину, меня окружила еще большая суета.


23. -Хотэл? - кинул длинный с усами с большими глазами и морщинами. На голове его была красная феска, на теле белая, поношенная джиллаба в полоску, развивающаяся на нем, как тряпка на палке.
-Нет - отрезал я.
-На сколько вы рассчитываете? Я все тут знаю.
-Пятьдесят, семьдесят, - отмахнулся я, продолжая идти. Какими-то невидимыми крючочками, он вцепился в меня и продолжал вести.
- Да вон там! Куда же вы!? Вы не туда идете! Вы совершаете ошибку. Вы пожалеете! - Восклицал он. - Я покажу вам дешевый отель, я тут все знаю. Как пиявка, он прилипал и втирался в доверие, высасывая из меня мою золотую европейскую кровь. Его звали Мухаммед, в честь одного известного сказителя
Комната стоила семьдесят дирхам. Он провел меня на самый верх - на крушу. На ней было три железных двери, с сарайными замками. Открывая одну из них он воскликнул:
-Велком! - включив свет, он по театральному развел руками. Медленно покачиваясь, свет перекидывался с одной дряхлой кровати на другую, на синем проводе с потолка свисала лампочка.
Бросив сумку и навесив на железные двери замок, мы вышли в город.

-Тебе нужна марокканская одежда. В ней, тебя будут уважать местные. - его тон не предполагал возражений. - тебе повезло, я знаю хорошее место. - его усатое лицо с грустными глазами расплывалось в улыбке.

Я видел, как перемешается его полосатая джеллаба, покачиваемая ветром, уводя меня в лабиринты Медины. Изредка он поворачивался, как суслик, выглядывая из норки, настороженно проверяя местность на предмет опасности. Узкие улочки забитые лавочками различного рода, от едален до мастерских ковров, в совокупности с арабским колоритом, создавали особую восточную атмосферу.

Как будто кадр из фильма, голова Мухаммеда зависала на фоне цветных товаров, поворачивалась и стремительно устремлялась вперед. Он спешил. Казалось, у него был план и четкая инструкция по его выполнению.

Плутая по улочкам, я полностью потерял ориентацию. Однообразие различного многообразия: пестрота цветов, запахов и одежд, заводила меня все глубже в город. Прямой солнечный свет сюда не попадал, из-за узости проходов. Первый этаж - используется под лавки. Он будто вдавлен в здание. Вместо крыш - натянутые цветные покрывала.



24. Мухаммед, заведя меня в одну из лавочек, представил меня старику. Перекинувшись с ним пару слов на арабском, они отвели меня на второй этаж. Готовые ковры слоями свисали со стен, а расшитые торчали из станков.
- This is our hospitality. We make a lot of different carpets…. - продекламировал старик с характерным арабским акцентом, заученную речь.
- Скажи ему, что тебе нужна только одежда. - Мухаммед, играл роль моего друга. Тут же, меня отвели на крышу дома.
- Look! Beautiful, ah? Take a picture. Take a picture. - настойчиво повторял Мухаммед.


25. Медина представилась, как пестрый ковер с тысячами узоров. Город расходился волнами и изгибался - резко уходя, то вниз то вверх. Угловатые здания, хаотичные орнаменты белых и желтых стен. Крыши отсутствовали, вместо них террасы, где стоят столики. Дома, как в тетрисе, составлены из странных фигур. Казалось, пробелы между ними специально завешивались покрывалами, чтобы они не исчезли. Бело-желтый город ярко выделялся на фоне натянутого фиолетового неба, заворачивая полукругом на побережье, он уходил вдаль за горизонт



26. Прелюбопытную сцену можно увидеть, зайдя в любую марокканскую лавку. Хозяин лавки убеждает белого туриста, что ковер продан ему по самой низкой цене, и что если, он скинет, хотя бы еще один дирхам, то ковер не будет работать и уж точно не полетит. Предельно невозможно понять, что важнее, для восточного торговца, продать свой товар или вдоволь поспорить. Так, сойдясь на товаре, наступает этап обсуждения цены. Крайне смутит торговца, если из туристической пары, о цене начнет говорить женщина. Больше его может смутить только фраза: “Деньги не проблема”. Тут можно ввести араба в странное состояние, от чего он может преждевременно начать биться головой об пол.
Так, не зная всех тонкостей марокканской торговли, я вышел из восточной лавки в восточной одежде по европейской цене.
Потом Мухаммед предлагал мне отведать кускус, потом гашиш. Он даже предлагал покурить со мной. Убеждал, что все здесь курят. А курили действительно все – запах был соответствующий. Видимо гашиш был последним пунктом в его прейскуранте. Услышав мой отказ, улыбка его вдруг резко спала с лица. Сняв маску любезности, лицо его постарело на годы. Поджав голову к плечу и вытянув руку, он потребовал сто дирхам. Он не слишком поверил в мою бедность «европейского студента» - я дал ему шестьдесят, как джин, он испарился.
Смеркалось. Прогуливаясь по оживленным улицам, вдоль берега, я решил прилечь на пляже. Двое в форме с калашниковыми на перевес прошагали мимо меня. Подложив рюкзак под спину, слушая прибой моря, пытаясь попасть ему в такт, я писал заметки на своем смартфоне.
Крепкие дружеские объятия зажали мне шею одной рукой, пытаясь вырвать мобильный другой. Вырвавшись и вскочив, я отвечал ему грубо, по-русски - с криком и матом. Обиженный марокканец уходил в темноту по еще теплому от дневного солнца песку, бормоча себе под нос и обреченно разводя руками.
Дабы побыстрей освоиться с местной культурой и традициями, в которых я по-видимому ни черта не понимал, я выбежал на освещенный желтым светом променад.
-Скажите, это у вас нормально, так нападать на пляже на иностранцев, и пытаться украсть мобильный?
-Совершенно верно. Это норма - отвечал мне уверенный голос респектабельного мусульманина. Он мерно прогуливался втроем с женой и ребенком, когда я прервал их идиллию своим глупым вопросом. Мужчину звали Саид. Он совершено не возражал, что я присоединился к ним четвертым.
-Ты один?
-Да - ответ вызвал у него невольный смех.
-Здесь по-одному не ходят. - и действительно, оглянувшись я не увидел не одного одиночку. Более любопытно было то, что реакция окружающих на меня изменилась. Вместо сотни арабов, к нам осмелился подойти лишь один.
Саид был мил, и практически тут же выразил свое искреннее сожаление, что я не встретился с ним по приезду, так бы как говориться: “Велком ту Марокко”. Мне был крайне любопытен быт обычной марокканской семьи от чего я не задумываясь, нагло напросился к нему домой.
-Без проблем, где ты остановился? - он знал место, но чем ближе мы подходили, тем больше, ноги его заворачивали не в ту сторону.
-Туда, - уточнил я.
-А, да, точно.
Мы уже подходили к моему пансиону, когда он попросил мой телефон позвонить, вынул и отдал мне симкарту. Он начал спешить.
-Быстро забирай вещи, я вызову такси и поедем, только не опаздывай, а то мы уедем.



27. Я не мог поверить, что они вот, так могут уйти с моим стареньким смартфоном, я побежал быстро собираться. Не стоило удивляться, что когда я спустился, их уже не было. Но, я все же удивился. Я удивился, зачем респектабельному мусульманину с семьей, мой задрипанный смартфон. Удивился, узнав, что в месте, где на каждом углу говорят о Великом и Всемогущем, того кого нельзя называть, - полно воров и обманщиков.
Как последняя волна накрывает утопающего, так и меня накрыла волна разочарования. Рухнув на твердую кровать, я утонул. Утонул в потоке неизвестной мне культуры, обычаев и привычек. С грустными мыслями, закрылась за мной тяжелая, скрипучая дверь моего однодневного лазарета, отгородив от меня незнакомый, чужой, страшный и опасный мир.


Tags: 18-24, 2015, Испания, Марокко
Subscribe
promo odin_moy_den октябрь 2, 2012 09:34 1060
Buy for 300 tokens
Сообщество odin_moy_den было создано 21 декабря 2008 года как проект, направленный на созидание и развитие взаимопонимания в обществе самых разных людей. Всем интересно подсмотреть, как живут люди вокруг, найти для себя что-то новое, познакомиться с хорошими людьми, и сообщество…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →