paciferman (paciferman) wrote in odin_moy_den,
paciferman
paciferman
odin_moy_den

мой день и другие животные

Здравствуйте, меня зовут Оля и сейчас я живу в Москве, а две недели назад жила в Киеве, и мой предыдущий пост содержит подробности обстоятельств моей печальной жизни. Московский день я сняла вскоре после киевского, 7 ноября 2012 года, и все это время я знала честь и не занимала эфир, но в последние дни мой муж (назовем его Игнат) стал невыносимо настойчив в странном желании явить себя миру в домашней одежде и других подробностях изнанки нашего существования, и я уступаю.
Не могу сказать, что за прошедшее время я сильно изменилась, поэтому под катом - все те же сурки: поезда, кривые пальцы, метро и котики (всего 70 фотографий). На первом снимке вы можете видеть небо в клеточку, которое вижу я, когда просыпаюсь на верхней боковой полке плацкартного вагона поезда номер шесть. Главным образом это аэрогриль, завернутый в прессу, две сумки и рюкзак. Все это я дотащила до вокзала при помощи мамы и страсти к пауэрлифтингу. Ноги призваны немного оживить кадр и вселить надежду.

1.



Сейчас восемь часов утра по московскому времени, и я уже успела внять советам проводницы и посетить местный туалет до его закрытия, чего не сделал, наверное, только глухой. Я возвращаюсь на полку в надежде немного почитать, но проводница не унимается: она уверена, что мне необходимо сдать постель. Я киваю, но вместо этого пью чай, ем яблоко, подаренное мне соседкой, и несколько раз пребольно бьюсь головой о железную скобу, затаившую на меня что-то недоброе.
2.


За окнами передают сырость и серость, я сняла их для вас, но не покажу. Ближайшее окружение мне попалось такое образцовое, что и сказать-то о нем нечего: весь вечер оно, не отрываясь, смотрело в четыре планшета, начиная с бабушки, продолжая дедушкой и заканчивая внучкой. Была еще внучкина мама, но в ней тоже не было ничего примечательного, никаких экстремально пахнущих носков, никакой любовно завернутой курицы, только планшет и увесистая косметичка, которую она использовала поутру так обстоятельно, что мне стало стыдно. Мне стало стыдно и я тоже самую малость использовала свою:
3.


Тут пусть будет монтаж. Я сдаю постель, снимаю с багажной полки все свои вещи, отчего соседи даже отрываются от планшетов и любуются мною поверх очков, и жду Игната. Игнат приходит и делает лицо:
4.


Мы выходим на перрон, где нас встречают сталинская высотка и народ-броненосец:
5.


Потом мы спускаемся под землю. Следующий цикл фотографий сделан справедливости ради и специально для киевлян, чьи патриотические чувства я оскорбила в предыдущем посте своим недовольством загруженностью киевского метро. Дорогие киевляне, с тех пор жизнь моя перевернулась! Вашими молитвами меня занесло на Красный, простите, Хутор, где я собственным сиденьем убедилась в том, что ближе к полуночи и до станции "Харьковская" в киевском метро действительно можно жить, дышать и производить другие роскошества, которых лишены пассажиры красной ветки в первой половине дня.
Итак, помнится, один читатель просил снять московскую очередь за проездными. Опла!
6.


Другие читатели намекали, что станции вокзалов всегда ужасны, а утренние толпы - везде одинаковы. Сейчас девять утра, мы с вами входим в метро на станции "Киевская":
7.


Третий читатель пошутил, что москвичи-де ведут себя на эскалаторе все как один: образцово стоят справа, а проходят - слева. Вы таки не поверите:
8.


Это - утренний вагон на кольцевой, после Парка Культуры, где вышла примерно половина народу:
9.


А было - вот так:
10.


Всем сердцем надеюсь, что для жаждущих возмездия этого достаточно, а мы переходим с кольца на радиальную и садимся в вагон, который довезет нас до конечной. Лица сограждан внушают:
11.


Игнат решает меня сфотографировать, но я ловко закрываю лицо контрастным маникюром,
12.


и он достает "Грамматику цивилизаций" Броделя, отчего становится потерянным для мира до самого нашего выхода из метро.
13.


Я избегаю читать подобную литературу в нерабочее время, потому что для меня это - станки на пляже. Стараясь не смотреть в книгу, чтобы не запустить ненароком мыслительный процесс, кладу голову на его плечо и засыпаю, но сплю недолго, потому что вспоминаю, какой замечательный блокнот приобрела накануне в одном из киевских подземелий. Фокус предпочел ботинки дяденьки напротив, но, тем не менее, можно разглядеть зайца, любовно наливающего чай, что, с учетом фамилии Игната и его легендарной тяги к чаю, уже хорошо (и даже почти такой же чайник он кокнул накануне):
14.


А ведь есть же еще и лицевая сторона,
15.


которая, с учетом моих прически и очков... Словом, Игнат удивляется совпадению, потом еще немного читает, далжебогфамилию, Броделя, а потом наступает наша станция.
16.


В переходе, у прохожих на виду, сидит элегантного возраста мужчина и хрестоматийно играет на гармошке, украшенной георгиевской ленточкой, Синенький-Скромный-Платочек.
17.


Мы выходим из метро (на картинке видно, сколь легко Игнат тащит мой рюкзак, полный варенья, которое передала ему моя мама, и мастодонтский аэрогриль моей подруги Бизона, который передала ему моя подруга Бизон).
18.


Уже через семь минут мы дома, в одной из высоток Северного Б.
Игнат смотрит на часы (и немного - на коллекцию минералов) и стремительно выбегает в обратном направлении, потому что к одиннадцати ему нужно быть на работе, к тому же, в метро его ждет Бродель.
19.


А я иду в ванную (она у нас совмещена с туалетом, что, я уверена, было спроектировано где-то в районе гестапо), фотографируюсь и моюсь. Выгляжу я куда хуже, чем предполагала, к тому же, пятна на стекле не оставляют мне шанса.
20.


Из нашего окна видно химчистку, мебельный магазин и лес. Я удивляюсь тому, что уже нет листьев, в то время как в Киеве... Каждый приезд удивляюсь, особенно весной, когда там уже отцвело, а тут - еще не растаяло.
21.


А это, пожалуйста, кусок интерьера, на котором можно различить некоторые из наших чайников. У Игната - редкий случай чайниковой лихорадки.
22.


И другой кусок интерьера в, скажем так, первозданном виде. Постель мужская, полтора на два.
23.


Я складываю сумки у кресла, и наш муфтий котикМао немедленно прибегает проверить, все ли с ними в порядке.
24.


Потом я иду в кухню, включаю чайник и ставлю на плиту замороженную стручковую фасоль. В кухне - выставка яичной скорлупы во всех ее агрегатных состояниях, ну и вообще - такой вот натюрморт, о происхождении которого я не знаю совсем ничего (разве что справа можно полюбоваться отсутствием кафельной плитки; это мы, делая недавно ремонт, обнаружили, что она держалась на затирке, но пока не сделали ничего, что могло бы улучшить положение дел). Так происходит потому, что живем мы не одни, а вовсе даже с четырьмя друзьями. В ОМД как-то был пост моей подруги Светы, преподавателя Бауманки, и все удивлялись, как это так получается, что кандидат наук и преподаватель вынужден жить на съемной квартире. Я тоже кандидат наук и тоже преподаватель и, возможно, за те годы, что нас со Светкой разделяют, я тоже перейду на следующий уровень и сниму какую-нибудь однушку. Но пока что - четырнадцать метров в съемной трехкомнатной с совмещенным санузлом и плиткой, держащейся на затирке, в Северном Б. - вот и все, что мы можем себе позволить.
25.


Я, чай нгуэн и сушеные бананы садимся почитать то, что открыто в Игнатином ноутбуке. Фото бананов, эээ, не получилось. Есть вообще в этом сообществе фотографов человек, способный прилично запечатлеть сушеные бананы? Вот вопрос, который нам с доктором Сигизмундо Шломо Фрейдом не дает покоя.
26.


В Игнатином ноутбуке открыта википедийная статья про королеву Елизавету, младшую сестру Кровавой Мэри, дочь Генриха VIII. Я еще не знаю, что мой муж накачал столько тематического кино, что всю следующую неделю вечерами мы будем лежать и думать об Англии. На часах, между тем, уже одиннадцать, и меня начинает клонить в сон.
27.


То, будешь ты после поезда скакать зайчиком или лежать батончиком, зависит не только от фазы луны, управляющей таможней, но и от угла, под которым твоя верхняя полка наклонена к горизонту. В этот раз геометрия была против меня, и ночь я провела, вцепившись в железные прутья, поэтому сейчас решаю использовать горизонтальную поверхность по максимуму. Беру пример с котикаМао и засыпаю на час или даже полтора.
28.


Через час и или даже полтора я просыпаюсь и выхожу на кухню, где встречаю нашу соседку Олю, которая сидит и ест грейпфрут.
29.


Сейчас она, кажется, снова сыроед, а равномерно распределенные по всей кухне яичные скорлупки - это органический кальций, который она добывает в специальных органических курицах. "Это счастливые курицы!", - говорит она и убеждает меня сфотографировать коробку:
30.


Потом приходит Витя, которого я, соцреализьму ради, фиксирую из-под полы. Витя только что проснулся и преимущественно раздет, простите:
31.


Делаю чай и бегу работать.
32.


Это - раздел чужой диссертации, который я преобразую в ваковскую статью, попутно редактируя ее на все лады. Да, за деньги. Да, для того же человека, для автора диссертации, то есть.
33.


В перерыве я делаю еще один чай (в другом чайнике, не стоять же им без дела) и варю (кажется, наш рацион несколько однообразен) чайную лапшу, которую впоследствии соединю с фасолью. Фасоль я, кстати, выключила еще перед тем, как лечь спать.
34.


Муфтий КотикМао сидит у окна и смотрит на нас, как на сушеные бананы.
35.


Коллекция минералов, тем временем, передает, что уже три. Я возвращаюсь к работе, попутно проверяя почту от своих учеников. Одна девочка, например, очень серьезно имеет мне доложить, что во время сегодняшней пары как раз будет лететь на самолете.
36.


В без четверти четыре я собираю свои тетрадки, а в четыре ровно - выхожу. Сегодня я преподаю в одной прекрасной школе из злой параллельной вселенной, где ученики добровольно учат китайский (македонский, греческий, латынь и многое другое, включающее историю наук, которую читают им по-английски, а также "филологические танцы", что бы это ни значило), после занятий смотрят слайды с капителями разных ордеров и уходят из школы ближе к половине девятого, потому что вечером еще и киноклуб с остросоциальным кино. Я там веду (предсказуемо!) спецкурс по социальной философии.
37.


Немного покажу вам наш район, в котором кто-то, возможно, узнает родину. Тучи над городом встали, когда я прохожу мимо "Магазина для животных" ("Магазин ТОВАРОВ для животных!", - всякий раз возмущается наша соседка Оля) и "Массажа Сергеем",
38.


мимо детской площадки, где зимой мы развешиваем разноцветные льдинки, хотя исторически сложилось так, что тусуются там только взрослые алкоголики, мимо стройки торгово-бытового комплекса шаговой доступности, про который наш друг Майонез говорит: "Здравствуйте, доктор! Кажется, у меня торгово-бытовой комплекс шаговой доступности.."
39.


и мимо гастронома мясо-куры, в подвал которого вечером нынешнего дня я пойду качаться, чтобы и дальше играючи подбрасывать аэрогрили. Ну, это я так думаю, что пойду.
40.


Спускаюсь в метро и еду в нем, попутно готовясь к лекции.
41.


Выхожу на Проспекте Мира и встречаю пони (маленькие кони). Лошадку ведет под уздцы мужичок.
42.


Перехожу на другую сторону (от выхода из кольцевой и до этого перехода я отчего-то всегда бегу, пытаясь выгадать время). Я и сейчас бегу.
43.


И еще раз перехожу. Самый, наверное, образцовый переход в этом городе. Здесь еще ни один водитель не ускорился, как это у них обычно принято, в надежде увидеть в моих глазах ужас. И даже пешеходы немножечко распоясались.
44.


Вот она, наша школа. На часах сейчас четверть шестого, я поднимаюсь на второй этаж и вдохновенно рассказываю о космо-, тео- и антропоцентризме каждому, кто пожелает меня слушать. И еще кое-что - о социальных предпосылках Реформации.
45.


Вот столько передают часы, когда мы заканчиваем.
46.


Решаю не снимать учеников, потому что сегодня их совсем немного (не у всех еще закончились каникулы) и получится не толпа, а портреты на паспорта. Фотографирую опустевший класс.
47.


На улице уже темным-темно, но в школе до сих пор какая-то недетская, простите за каламбур, движуха. Это мне очень нравится.
48.


По дороге к метро фотографирую себя в темном стекле, получается ожидаемо, но здесь не так уж и много моих фотографий. Мы с Игнатом договорились встретиться после работы и всячески веселиться, я добра и легко поддаюсь на любые уговоры, включая просьбу потянуть дверь на себя, мне не жалко! Дверь заперта.
49.


Решаю позвонить и захожу в магазин, чтобы приложить холодный телефон к уху максимально безболезненно. В магазине выясняется, что Игнат задержится на своей работе минут на сорок, которые я решаю провести не в чудесных переулках Китай-города, а дома. Он еще не знает, какие долгосрочные последствия повлечет за собой это незначительное обстоятельство. Фотографируюсь в скафандре ("я пришла с миром!"), выхожу и спускаюсь в метро.
50.


В метро читаю всякие станки (поэтому в фокусе - совы).
51.


Обстоятельство поджидает меня в переходе Северного Б.
Мы уже давно подумывали взять котикуМао братика-или-сестричку, чтобы он не рос таким самодовольным балбесом, как это у него часто бывает. Поэтому на просьбу "возьмите котика!" я реагирую самым неожиданным для раздающих девушек образом. "Заверните!", - говорю я и хватаю того, который мальчик, так, будто бы за мной уже выстроилась целая очередь, жаждущая маленьких котиков.
Оказывается, котика зовут Пьер, но мы можем назвать его, как захотим.
Котик Пьер прощается со своими сестренками, устраивается у меня под курткой и бежит домой. Я тоже бегу.
52.


На этом историческом кадре запечатлены первые секунды знакомства муфтия КотикаМао со смыслом его жизни. Пока что котикМао растерян и боится утратить статус Верховного Главнокотятствующего. Наша соседка Оля готовится их разнимать.
- Раньше у нас был один тупой кот, а теперь у нас будет целых два тупых кота! - говорит она на редкость жизнерадостно.
53.


Под столом темно, шумно, картошка, аэрогриль и поцелуй. О нашем столе наверняка слагали Калевалы, он антикварный и принадлежит карельским предкам моего мужа, по странной случайности тоже карела.
54.


Проходя по коридору, я фотографирую себя в зеркале, я похожа на заплаканных жертв хиросимы и фукусимы на фоне их разрушенных жилищ. Мы называем это ремонтом.
55.


Хотя другую стену, в общем-то, не задело. Вот, не Кришна какой-нибудь вяленький. И сушилка. Стратегически важный объект, о котором я еще расскажу.
56.


В начале десятого приходит ничего не подозревающий Игнат. Он чуточку слишком сильно махал руками, поэтому вместо документального кадра будут часы. Здравствуй-жопа-новый-кот к тому времени уже успел разбомбить миску с водой, разбросать корм, запасть мне в душу и забиться за мебельный уголок в районе батареи.
57.


Место надежное, а я начинаю соображать, что Игнат, может быть, вовсе даже шутил, когда говорил, что котикуМао слишком одиноко. Я решаю замять эту историю до весны, когда из-за батареи, надо думать, все-таки начнут торчать некоторые отросшие детали Нового Кота.
Но все впустую: Оля сидит в странной позе вот уже пятнадцать минут кряду.
58.


Что-то в окружающей нас среде внушает Игнату подозрение. К тому же, Оля предлагает ему сунуть руку в район батареи и как следует ею пошарить.
"Ооой", - говорит он, очевидно, наткнувшись на что-то мягкое.
"Это крысы", - успокаиваю его я.
Подумаешь, какие-то крысы! Но он не унимается. Через секунду Новый Кот уже извлечен на свет божий (который у нас дают шведские лампы).
- Признайся, - произносит Игнат очень серьезно и легонечко меня встряхивает, - ты сделала это только затем, чтобы было, что показать в ОМД?
- Угадал, - отвечаю я, пытаясь вывернуться и убежать.
- Что ж, разумно! - соглашается Игнат и пристально проверяет котенка на предмет ушного клеща и других кошачьих бонусов.
- Главное, - говорит он, чтобы Новый Кот не пронюхал, что Мао ходил под сушилку.
59.


С этим словом мы отпускаем Кота и распаковываем мастодонтский аэрогриль моей подруги Бизона. До сих пор в нашем доме не было вообще никакой духовки, и Оля немедленно принимается месить тесто для печенья. Игнат разбирается, где-у-него-кнопка, а я убираю в комнате, потому что до сих пор мне так и не удалось это сделать.
60.


В комнате становится, как говорил герой моего противоречивого прошлого Ли Вонг Ян, тепло и можно. Покажу немного чистоты: это полка. Стоят: человек-валенок (внутри чугун, единственная игрушка наших несчастных будущих детей), кистеперая рыба Афанасий (фарфор, куплен в чудеснейшем месте на земле, детском музее в Таллинне), книги, по которым можно сказать кое-что о том, для чего Игнат живет свою жизнь. Лежат: улитка Юнхен.
61.


Тем временем Аэрогриль вырабатывает картошку и весь аж светится.
62.


Игнат решает выяснить, как зовут потенциального ходока под сушилку.
- Пьер, - говорю я.
- Петя, - соглашается Игнат.
63.


Мы пьем чай и кое-что даже едим. Потом - полчаса занимаемся жизненно важными делами: я - заканчиваю работу и отправляю ее, а Игнат - прикладывает муфтия котикаМао к требующим того местам.
64.


С кухни пахнет чем-то некогда съедобным. Оказывается, что Олины печеньки просочились сквозь решетку и прилипли ко дну аэрогрилевой колбы. Светясь не хуже аэрогриля, Оля сообщает мне, что в следующий раз положит их на фольгу.
65.


На часах 23:36. Это - время, когда мы узнаем, что котик Петя приучен к лотку. Чуть позже нам становится известно, что котик Петя приучен также к овощному лотку под кухонной лавкой. Через десять минут разведка доносит, что Петя пронюхал о былых подвигах котикаМао под сушилкой.
66.


Судя по всему, Игнат очень огорчен этой новостью, к тому же, котики начали свой первый вечерний забег, размах которого никого не оставит равнодушным. Он красноречиво смотрит на меня и предлагает посмотреть кино о жизни людей, которым еще хуже, чем нам. Выбор падает на "Дом, который построил Свифт".
67.


Предварительно мы решаем лишить котенка остатков задора, используя для этого мягконабивную мышь Марину, привязанную к веревке. КотикМао становится тих и печален.
68.


Кажется, моей зубной щетке, несмотря на ее очевидную красоту, так и не доведется мелькнуть в эфире! Осталось всего два кадра. На часах начало второго. У нас - чай и фильм о человеке, у которого нынче как раз похороны.
69.


Мы делаем котику Пете лежбище за боковой панелью письменного стола и относим туда то, что от него осталось после того, как мы намякивали его на протяжении всего фильма. Потом я моюсь, фотографируюсь с зеркале (в репортаж не поместилось), фиксирую зубную щетку (в репортаж не поместилась) и прошу Игната запечатлеть портрет Ганди, висящий на стене. Игнат снимает его так, что в нем отражаюсь я в наспех надетом полотенце и все мои Духовные Богатства (ну и лицо!). Так или иначе, вот то, что мы видим перед сном.
Спасибо, что провели этот день с нами!
70.
Tags: 25-35, Москва, будни, женщина
promo odin_moy_den october 2, 2012 09:34 1050
Buy for 300 tokens
Сообщество odin_moy_den было создано 21 декабря 2008 года как проект, направленный на созидание и развитие взаимопонимания в обществе самых разных людей. Всем интересно подсмотреть, как живут люди вокруг, найти для себя что-то новое, познакомиться с хорошими людьми, и сообщество…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →